Бомба для соперника

Давно известно, что если по телевизору без конца рассказывать о бубликах, то народ начнет ежедневно питаться бубликами. А если ежедневно рассказывать о бомбах и взрывах? Не берусь утверждать, что все начнут делать бомбы, но ведь делают! Вот, кстати, и пример сразу в голову пришел..

К 26 годам у Сергея выработалась стойкая зависимость от алкоголя. Он еще не подозревал об этом, но для алкоголиков это естественно. Правда, был у него один пунктик, ссылаясь на который он заявлял: «Я не сопьюсь, потому что мне организм не позволит».
На самом деле наступал момент, когда водка не хотела больше лезть в его организм. Сергей честно пытался протолкнуть ее внутрь, а она лезла обратно. Да еще прихватывала с собой ранее выпитую. Сергей прекращал пить, но лучше бы он этого не делал.
Дойдя до состояния «хочу, но не могу», Сергей начинал звереть. Ему необходимо было найти оппонента, которому в лицо он просто обязан был выдать всю ту «правду», которую знает об этом человеке. А фантазия его работала на полную катушку.


Но не это главное. Выступать соло Сергею было скучно. Требовалось вызвать оппонента на взаимные оскорбления. И он обладал таким даром. Начинал с одной темы, переходил на другую, искал, искал… И находил тот пунктик, который выводил собеседника из равновесия. И тогда начинался самый настоящий скандал, именно «то, что доктор прописал». Душа Сергея пела от восторга.
Организм не принимал новую дозу алкоголя довольно долго, около суток. Утром бедолага смотреть не мог на рюмку. Его выворачивало наизнанку от запаха спиртного. Поэтому на работу он всегда приходил вовремя и как гусар: чисто выбрит и слегка пьян.
Университетское образование, хорошее воспитание в интеллигентской среде, начитанность делали Сергея приятнейшим человеком с 8 утра и до 18 часов, когда пропускалась в горло первая рюмка.
Но бывали вечера, когда прием первой рюмки откладывался на неопределенное время. Это были вечера его встреч со Светкой.
В одноклассницу Светку он был влюблен бесконечно долго. И верил в то, что у него есть шансы на взаимность. И Светка не разубеждала его в этом.
Красавицей Светка не была, но в ней было очарование. Слегка раздвинутые скулы, чуть раскосые глаза выдавали в ней кровь волжских аборигенов. С этим совершенно не вязался соломенный цвет ее волос и синие глаза. Но парней это привлекало, и Светка снисходительно принимала их знаки внимания.
Окончила Светка педагогический, но в педагоги она никогда не собиралась. Помоталась в поисках работы и ничего лучше должности школьного библиотекаря найти не сумела.
Она успела сбегать замуж и разочароваться в мужчинах. Попробовала себя в однополых отношениях, но это оказалось противно. Пускать в постель женатого преподавателя физики и изредка кого получится — уже обрыдло. Ей снова захотелось иметь в квартире постоянного мужика, то есть мужа.
К Сергею Светку тянуло. Умом она понимала, что рано или поздно ее избранник сопьется. Бороться за него требовались силы, которых она в себе не чувствовала. Вот если бы он сам бросил пить…
Короче, как настоящая натуральная блондинка Светка не была приспособлена к реалиям жизни. Она как сказочная принцесса сидела у окна и ждала своего принца на белом коне. Причем была уверена, что рано или поздно принц точно появится, поэтому самой искать никого не надо. А тем более бороться. Но вот беда, окна библиотеки выходили во двор, а туда принцы на конях не заезжают. И это она тоже понимала. Вот в таком душевном раздрае находилась Светка, когда возник на горизонте Стас.
Стас Незнамов – бывший офицер. Уволился из армии в звании лейтенанта и ничего кроме как отлынивать от службы делать не умел. Отлынивал очень грамотно и взысканий не получал, хотя командиры слюной исходили от злости. Поэтому при удобном для командования случае он получил предложение уйти добровольно. На гражданке пристроился в каком-то охранном агентстве и охранял что скажут и где скажут.
Со Светкой Стас пересекся в школьной библиотеке, где она работала на выдаче книг школьникам. Довелось ему замещать целых 2 недели на время отпуска коллегу, дежурившего на входе в школу. Чтобы скрасить нестерпимо долго тянущееся рабочее время, он зашел в библиотеку за легким чтивом… И заходил потом туда часто и надолго.
Светку Стас привлекал: выше 180 см, горы мышц, греческий профиль. С одной стороны — умом не блещет, а это для карьеры и заработка плохо. С другой стороны, 26 — это ужасно много, и выбирать некогда.
У Светки вспухла голова пока был сделан выбор. Она объявила Сергею, что в его исправление от пьянства больше не верит, а жизнь устраивать надо. Извинилась, попросила прощения. Сергей выслушал молча, пришел домой и в этот раз напился до бесчувствия. Наутро он впервые не пошел на работу: помирал с перепоя.
В помутившемся сознании Сергея одна за одной вставали картины мщения. Кому? Он еще не выбрал. Светку было жалко. Она в его голове была струящаяся, непорочная. К ней никто, даже он в мечтах не смел прикоснуться. Светку трогать было нельзя.
Ее кавалера – тем более. Больно разными были их весовые категории. Взрыв!!! Сейчас все и всех взрывают. Бандиты взрывают автомобили, террористы взрывают места скопления людей. Только он не псих, он не будет навешивать на себя взрывчатку. Он придумает другое. Да и думать особо нечего: недавно нужный фильм по телевизору шел.
С отличием закончив химфак в университете, Сергей остался работать на кафедре, в лаборатории профессора Ушакова. Сделать взрывчатку для него проблему не составляло. Правда, он не был знаком с теорией взрыва, и рассчитать его силу, направленность и прочие премудрости не мог. Да и черт с ним. Взорвется, и ладно. Если совсем голову не оторвет, то уж от Светки точно отвадит: кому нужен калека?
Мысль накрепко засела в его мозгу и, придя на работу, Сергей серьезно приступил к планированию мероприятия под кодовым названием «взрыв». Идея заключалась в следующем: в лаборатории на всякий случай профессор хранил большой американский фонарь на шести батарейках. Сергей осмотрел его, и пазлы сложились.
Большой армейский фонарь Светку не заинтересует, я вот ее хахаля очень даже привлечет. Это раз.
Включался фонарь не рычажком, а кнопкой. Это два. Под кнопку можно было поместить ампулу с окислителем. При нажатии кнопка раздавит ампулу, реактивы смешаются и произойдет взрывная реакция. Итак, вся бомба будет смонтирована в фонарике.
Потом он придет в библиотеку, положит там фонарь и как будто забудет его. Светка фонарь не тронет – он ей не нужен, а вот ее дружок заинтересуется и нажмет на кнопку. Это-то и будет апофеозом его войны местного значения. Просто и потому гениально. В этом он был убежден. Мысль о том, что все может пойти не по его сценарию, Сергея просто не посещала.
Вечером того же дня Сергей положил заряженный фонарь в пластиковую сумку и отправился в школьную библиотеку. От непосильного напряжения ума неординарными поступками, ум дал сбой. В голове зудела одна единственная мысль: «Я только что прошел мимо своего дома. Там осталось грамм 150 водки. Надо вернуться, дернуть, а потом снова вернуться сюда»
Почти у самого школьного крыльца Сергей поставил на тротуар сумку, прислонив ее к стене, и пошел обратно, туда, где была водка.
Эпилог.
После многодневного моросящего дождя с утра сначала распогодилось, потом стало припекать, а сейчас был по-настоящему весенний вечер. Напротив, через дорогу, был сквер. Оттуда легкий ветерок нес одурманивающий запах проснувшейся природы. Все вокруг стало цветным. Откуда-то сразу появились девушки, которые, казалось, только и ждали момента, чтобы вылупиться из своей непромокаемой скорлупы и обнажить то, что позволяла погода.
Я после работы не спеша шел домой. Перед тем, как зайти в арку, я присел на скамейку, откинулся на спинку и застыл в блаженстве, глядя на красивых молодых дам и вдыхая запахи зелени. Редкие иномарки бесшумно скользили мимо, совершенно не мешая.
— Дядя Коля, дядя Коля, здравствуйте, я посижу с Вами?
Это была Алла, шестилетняя девочка из нашего двора. С ее мамой, Зиной, мы работали в одной комнате, и Алла хорошо знала меня. Зина приводила ее на работу, когда не с кем было оставить.
В первый же день знакомства с девочкой я сделал большую глупость: посадил ее на колени (свободного стула рядом не было) и рассказал сказку. С той поры веселая, жизнерадостная девочка Алла обожала сидеть у меня на руках и слушать сказки, которых я знал довольно много.
— Алла, дяде Коле домой нужно, он устал после работы, — встряла в разговор Зина
— Мама, как ты не понимаешь: если человеку нужно домой, то он идет, а когда он сидит, то ему не нужно домой.
— Значит, это мне нужно идти и готовить вам, троглодитам, ужин
— Мама, чтобы готовить ужин, я тебе не нужна. Ты просто не хочешь, чтобы я посидела с дядей Колей. Ой, там дядя что-то поставил и забыл взять обратно, я догоню его…
Такое со мной случилось впервые в жизни. Как в замедленном кино я увидел, что Алла побежала вдоль школьного забора вслед за удаляющимся парнем, потом увидел, что на тротуаре стоит раскрытая настежь пластиковая сумка, потом в мозгу пронеслись события в метро Санкт-Петербурга, тело напряглось от предчувствия опасности: «Стой, Алла, вернись!!! Вернись!!!»
Взяв сумасшедший старт из положения сидя, я помчался вслед за девочкой. Догонял ее и при этом ясно видел, что догнать не успею. Тем не менее, бежал и орал: «Не трогай пакет, не трогай пакет».
Алла пробежала мимо и продолжила свой бег за хозяином пакета. Я понял, что опасность миновала, остановился и стал хватать ртом воздух. 38 лет и сидячая работа никак не сочетаются со спринтом.
И только тут я увидел, что кроме меня и Аллы на улице есть еще люди. И один из шедших навстречу, мужчина в форме с надписью «охрана», как раз дошел до сумки.
— Да не волнуйтесь Вы так, не нужна ей ваша сумка.
— А она не моя, — растерянно и с одышкой произнес я.
— Странно.
Охранник взял пакет в руки и вытащил из него фонарик: «Вот это вещь! Американский военный». К этому моменту моя бдительность полностью улетучилась и я, оставаясь на месте, с интересом смотрел на оригинальный фонарь. Охранник нажал кнопку включения, и меня ослепила вспышка, потом услышал хлопок, будто штопором выдернули пробку из бутылки и лицо окатила волна теплого воздуха.
Когда зрение восстановилось, я увидел, что охранник держит перед глазами окровавленную руку, на которой напрочь отсутствуют 2 пальца. То, что называют сознанием, учительским тоном говорит: «Не стой. Подойди, наложи жгут и вызови скорую»
А подсознание, как ни стыдно в этом признаться, с восторгом вопило: «Алла пробежала мимо! Алла пробежала мимо!»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *